Вы здесь

Работа над ошибками. I

 

Ссылки на все материалы, относящиеся к суду со «Связным», здесь: Эпилог.

 

Итак, суд уже был, я его проиграл. Поэтому начинаю «работу над ошибками». Вот кусок исходного текста "Со «Связным» — не связывайся!":

Сегодня я решил поделиться своим печальным опытом общения с российским правосудием и ОАО «Связной Урал».

Может быть, кому-то это пойдёт на пользу.

А теперь некоторые соображения по поводу.

О главном мифе правосудия.

Из объяснений профессионального юриста (судья по закону не опускается до объяснений) итог суда правомочен, поэтому перспективы обжалования решения в высших инстанциях нулевые.

Вот выдержка из заключения суда:

« …суд приходит к выводу о том, что истцом (т.е. моим сыном) производился ремонт данного сотового телефона вне сервисного центра…».

Но мне точно известно, что это не соответствует действительности.

Возникает вопрос, как объяснить то, что заключение суда не соответствует истине, — это судебная ошибка, или ответ лежит глубже, в принципиальных основах любого правосудия, в том числе и российского?

Если коротко, то ответ таков: продукт суда — не Истина, а процессуальные решения.

Суд должен запустить процесс, развивающийся по своим кодексам, законам, правилам, нормам, которые формулируются и корректируются десятилетиями и даже столетиями, с той целью, чтобы процессуальные решения как можно чаще совпадали с истиной.  Но нередко бывает, что не совпадают…. И с этим ничего не поделаешь, — такова природа правосудия.

Вот она частая причина обиды на суды! — Люди идут в суд за торжеством Истины, а им выдают процессуальное решение.

Итак, распрощайтесь с мифом о том, что суд устанавливает Истину.

Неудивительно, что Фемида, богиня правосудия, изображается с повязкой на глазах, — это чтоб Истину не видеть. Она лишь взвешивает, взвешивает, взвешивает всё то, что кладут на чашки весов. Это могут быть доводы, или золото, или кусок дерьма, — всё имеет свой вес…

«А был ли мальчик?», — т.е. всегда ли есть Истина, как таковая?

Имеется множество ситуаций, когда истину принципиально невозможно установить. Например, краешком глаза вы, как вам показалось, увидели кошку в зарослях травы. Вдруг, совсем рядом с вами загрохотала грузовая машина, она, естественно, отвлекла ваше внимание на несколько мгновений. Потом, очнувшись от неожиданности, вы стали искать глазами кошку. Но не нашли.

— Кошка могла убежать.

— Кошки могло там совсем не быть.

Спросить не у кого, вы единственный свидетель. Впрочем, можете пошарить в кустах, но едва ли что найдёте…

— Итак, была ли кошка?

Этого никто не знает, более того, в рассмотренной ситуации истину установить невозможно.

Довольно часто бывает, что истина существует, и её знает одна или обе конфликтующие стороны. Но суд-то истины не знает, а верить на слово никак нельзя…

Ближе всех к истине приближается наука. Да и то, следует подчеркнуть, что научная истина относительна. Абсолютной истиной владеет один лишь Бог, если только он существует.

В науке имеется специальный раздел, — методология, где изучаются методологические принципы, методы, методики. Иначе говоря, изучаются правила проведения исследования, чтобы, в конце концов, получались истинные результаты.

Исследователь не обязан следовать методологии, но чем больше он уклоняется от следования методологии, тем больше рискует получить неверные результаты и, что самое опасное, — остаться в полной убеждённости, что его результаты правильные.

Учёные, как и все прочие люди, могут ошибаться, но благодаря методологическим принципам происходит самоочищение науки, заблуждения постепенно отбрасываются, а истина укореняется. Но, как показывает история науки, для преодоления некоторых заблуждений может понадобиться не одна сотня лет.

А в суде как? Кто-нибудь согласен ждать истину триста лет?

Понятно, что правосудие находится в совершенно других, отличных от науки, условиях функционирования, и вследствие этого в правосудии не может применяться научная методология.

Поэтому в суде свои правила и нормы. Но в таком случае, не ждите Истины от правосудия. — В суде есть только процессуальные решения, правомерные или, может быть, не правомерные.

А судьи кто?

Не ждите, что судьи абсолютно беспристрастны и семи пядей во лбу.

Судьи — обычные чиновники, у них есть своё начальство, которому нужно угодить, иначе будут неприятности.

Кроме того, они были когда-то студентами, может быть, заочного отделения юрфака. Закончили с грехом пополам институт и по знакомству обустроились в суде. Даже нормальной человеческой логикой и то не каждый судья владеет. — Конечно, не все такие. Тут уж как повезёт, на кого нарвётесь...

О моём случае.

Что касается моего случая, то решение, по-видимому, правомерно. Впрочем, я не юрист и квалифицированно оценить правомерность решения не в состоянии.

А вот формулировка судебного решения некорректна и даже оскорбительна.

Судья обвинила меня и моего сына во лжи. Я утверждал, что мы не чинили телефон в неавторизированном центре, а судья утверждает, что чинили. Значит, она лжёт, да ещё именем Российской Федерации, по причине примитивной логической ошибки в заключении.

Из материалов дела. возможно, следует лишь то, что правовых оснований для удовлетворения иска не имеется.

Продолжение

Ссылки на все материалы, относящиеся к суду со «Связным», здесь: Эпилог.

© А. А. Дмитриевский